Размер шрифта:
Цвета сайта:
Настройки:

Интервал между буквами (Кернинг):

Стандартный Средний Большой

Размер шрифта:

14 20 28

Муниципальное бюджетное учреждение культуры «Дорогобужский историко-краеведческий музей»
Версия для слабовидящих
  • Главная
  • Новости
  • Заседание Клуба любителей Дорогобужской старины "Музейные подвижники"

Новости

Заседание Клуба любителей Дорогобужской старины "Музейные подвижники"

15.10.2020

   НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ САВИН: ЖИЗНЬ И ПОДВИГ

Николай Иванович Савин – дорогобужский краевед-подвижник, этнограф, музейный деятель, археолог.

Родился он в Дорогобуже в декабре 1890 г., в мещанской семье.

Роды Савиных, общие своим происхождением, прослеживаются в городе со второй половины XVII века. Среди мещан Савиных некоторые пробивались в купцы средней руки, если судить по меркам небольшого уездного города.

Интересующий нас род Савиных жил в Заднепровье, близ Одигитриевской церкви, которую опекал, и занимался торговлей. Видимо, дедом Николая Ивановича был Поликарп (Карп) Ильич, гласный городской Думы, купец, церковный староста Одигитриевской церкви, упоминаемый в источниках 1870 - 1885 гг. Сын последнего, отец Николая, Иван Поликарпович (Карпович) числился в мещанах, упоминания о нем приходятся на период 1901-1913 гг. Он торговал хлебом на железнодорожной станции Дорогобуж, скупая его по усадьбам, служил приказчиком у дорогобужских купцов. По свидетельству одного из современников, ненавидел образование и испытывал азарт к наживе. По некоторым данным, у Ивана Поликарповича были братья Илларион и Григорий.

Николай Иванович учился в Заднепровской церковноприходской школе Дорогобужа, затем в дорогобужском Высшем начальном училище до 1906-1907 гг., не окончив последнее.

В 1917-1918 г. Савин окончил Московский археологический институт со званием ученого археолога. Среди его выпускников и другой выдающийся наш земляк, Петр Дмитриевич Барановский. Учёба в институте длилась три года, археология понималась в широком плане как наука о древностях, поэтому изучалась не только собственно археология, но и история, история искусства, архитектура, этнография, музееведение, архивоведение, вспомогательные дисциплины… Помимо этого, Савин был также слушателем Московского городского народного университета А.Л. Шанявского, проучился на одном курсе историко-филологического факультета Московского университета. Стажировка Н.И. Савина проходила в 1916-1918 гг. у выдающихся специалистов: в музееведении у Б.Ф. Адлера, в этнографии — у Д.Н. Анучина и В.Н. Харузиной, в археологии - у В.А. Городцова.

Н.И. Савин участвовал в деятельности императорского Московского археологического общества, Московского общества древностей при Московском археологическом институте, Смоленской губернской учёной архивной комиссии.

В 1917 г. он якобы вступил в Республиканско-демократическую партию, просуществовавшую недолго. По словам его родственницы, Октябрьский переворот большевиков встретил отрицательно, считая их варварами, разрушающими культуру и памятники старины. Был случайно ранен в одной из перестрелок 27 октября 1917 г. в Москве.

С 1918 г. Н.И. Савин — эмиссар Всероссийской коллегии по делам музеев и охране памятников искусства и старины, в составе Московской губернской комиссии по охране памятников искусства, старины и природы (в 1919-1920 гг. - заведующий комиссией). Состоял также в 1918 г. в этнографической секции, разрабатывавшей образцы формы РККА, с 20 января 1919 г. был сотрудником Особой комиссии по охране и учёту военно-исторических музеев.

Позднее Н.И Савин перебирается на родину. В связи с нервным расстройством дорогобужская милиция направляет Н.И. Савина в психиатрическую лечебницу в Гедеоновке, где он находится на лечении в 1-й половине 1920 г. Осенью этого года его включают в список ВЧК как «белогвардейца» (последствие октябрьского ранения), а в декабре арестовывают. Коллегия Смолгубчека дело прекратила «за давностью».

В начале 1921 г. Савин - уполномоченный музейной секции художественного подотдела Смоленского губОНО по организации музея в усадьбе Алексино Дорогобужского уезда, с 1 сентября 1921 г. - уполномоченный Смоленского губернского музея по Дорогобужскому уезду (на уполномоченного возлагалось руководство музеями на территории уезда). С сентября 1921 г.-  заведующий Дорогобужским музеем, полное название которого - Дорогобужский государственный научный музей с отделениями в с. Алексине и Болдине.

Заниматься археологией в Дорогобужском уезде Н.И. Савин начал в районе 1914-1915 гг. и почти без перерывов продолжил до 1929 г. Им выявлены или обследованы городища Благовещенское, Буж-городок, Мутышино, Наквасино, Сковородкино, Харлапово и другие. Он также выявил или обследовал неолитические стоянки в окрестностях Дорогобужа на Днепре, у озера Большая Карута, на Казимирове болоте (1918-1919, 1925-1926 гг.) В 1925 г. на Днепре обнаружены и обследованы стоянки Алексейково, Бизюково, Бобоедово, Мартынково, Харлапово, Хатычка.

Основное внимание уделялось древнерусским курганам. Н.И. Савиным раскопаны курганы у деревень Бражино (4, 1915 г.), Мутышино (26, 1915-1916, 1918 гг.), Павлово - Выгорь (у Павлово 14 в 1916, 1929 гг., еще некоторое количество у д. Выгорь в 1925, 1927 гг.), Недники (3, 1923 г.), Усвятье (2, 1924 г.), Харлапово (10-11, 1924 г.), Шагирка (1, 1929 г.). Им отмечено наличие курганов у деревни Мартынково. Помимо этого, в Ельнинском уезде Н.И. Савиным раскопаны курганы у деревень Тимошово (2, 1914 г.), Высокое (3, 1925 г.), Хотнежицы (2, 1925 г.), Милеево (10, 1927 г.).

Результаты раскопок появились в печати в 1930 г. Также сведения об археологических памятниках, сообщенные Н.И. Савиным, были опубликованы смоленским археологом А. Н. Лявданским.

В 1923 г. Н.И. Савин передал Дорогобужскому музею свои археологические и этнографические коллекции, около 500 предметов. Они также пополнялись и в дальнейшем.

В 1925 г. в совместной археологической и этнографической экспедиции по реке Угре Дорогобужского (Н.И. Савин) и Ельнинского (М.И. Погодин, В.Е. Глазов) музеев было зарегистрировано 15 курганных групп, 3 городища, неолитическая стоянка. В ходе экспедиции производились раскопки, было обследовано 110 деревень и 7 церквей. В 1928 г. участвовал в экспедиции Смоленского государственного музея по исследованию территории пролегания древнего волока Днепр – Осьма – Угра – Ока (под руководством А.Ф. Палашенкова). Исследовались городища и курганы, была выявлена неолитическая стоянка у деревни Кондратово на Осьме, изучался быт населения.

Изучал архив Алексинской усадьбы Барышниковых, по материалам которого издал книгу и сделал ряд научных докладов, сообщений (по истории усадеб Барышниковых в Обществе изучения русской усадьбы, в членах которого состоял; о московском доме И.И. Барышникова в 1929 г. на заседании комиссии «Старая Москва»; о смоленских декабристах в Обществе по изучению декабризма). Савиным проведена фотофиксация дорогобужских церквей, домов, кладбищ…

Отношения Н.И. Савина с властями не всегда складывались гладко. Одним из больных вопросов была музейная политика властей. Музейная структура подчинялась идеологических схемам, поэтому один из отделов музея именовался «антирелигиозным». Савин был глубоко верующим человеком, можно представить его отношение к таким «ярлыкам». Филиалы-ансамбли Болдина и Алексина как идеологически чуждые не вписывались в систему коммунистической пропаганды. В 1925 г. Савин обращался в музейный отдел Главнауки, благодаря чему удалось на время предотвратить закрытие филиалов музея. Но в 1927 г. был переведён в Дорогобуж Алексинский филиал, в конце 1929 г. закрыт Болдинский филиал, арестованы болдинские монахи и в январе 1930 г. заведующий филиалом С.Ф. Бузанов, брат жены Савина.

В отношении уездных музеев проводилась политика их реорганизации в краеведческие, с пропагандистским уклоном, с изъятием части произведений искусства. Периодически проводились «чистки» аппарата, служащих. Из музеев вычищались, выдавливались люди по идеологическим основаниям. В 1938 г. в Бежице был арестован, осуждён и расстрелян уроженец Дорогобужа Николай Иосифович Лелянов, музейный деятель и археолог, краевед. В районе 1930 г. после чистки вынужден был уволиться из Дорогобужского музея Н.И. Савин. Искусствовед М.А. Ильин, посетивший Н.И. Савина в Дорогобуже в 1932 г., цитирует последнего: «Поймите, во мне убито всё, вера, любовь, все, чему я отдал свою жизнь, все свои стремления. Я ничего не смогу теперь сделать».

Первой женой Николая Ивановича была Елизавета Михайловна Успенская. У Савиных был сын Савва примерно 1921 г.р., моряк, до войны живший в Ленинграде. После смерти Елизаветы Михайловны Николай Иванович женился на Ирине Федоровне Бузановой.

На фото: Н.И. Савин с женой Елизаветой, 1920 г.

Уволившись из Дорогобужского музея, Савин с семьей уезжает. Несколько лет он занимается в музеях, библиотеках, научных учреждениях Петербурга и Москвы, проживает у нашего земляка писателя И.С. Соколова-Микитова в Гатчине. В 1933 г. он приехал в Дорогобуж, но был арестован органами ОГПУ по обвинению в контрреволюционной деятельности. После 3 месяцев заключения был освобожден, дело в отношении его прекратили.

Николай Иванович устроился на работу в Арктическом Институте в Ленинграде, поселился в Гатчине.

Обстоятельства дальнейшей жизни и гибели Н.И. Савина не совсем ясны. По воспоминаниям М.С. Щурова, записанным П.Д. Барановским, в октябре 1941 г., когда был захвачен немцами Дорогобуж, Савин находился в городе, куда приехал в отпуск, и жил в доме матери. Немецкими властями был назначен «комендантом» (старостой?) улицы, занимался организацией религиозной общины при Афанасьевской (т.е. Одигитриевской, которую опекали Савины) церкви и возобновлением службы в ней же. Весомой задачей общины были сборы в пользу больных, раненых, неимущих, военнопленных. При содействии Н.И. Савина один оказавшийся в оккупации артист был посвящён попом села Сверколучья в священники как отец Иван (Иоанн), он и стал служить в Одигитриевской церкви.

15 февраля 1942 г. силами партизан город Дорогобуж был освобожден, и начались поиски предателей, коллаборационистов. В «козлы отпущения» попали Савин и оба священника (одним из требований оккупантов было чтение молитв о победе Германии в войне). Их вызывали и допрашивали. Не встретив объективного отношения, Н.И. Савин решается уйти из города на восток, в сторону фронта. Уйти не удалось, Савина задержали, затем судили вместе со священниками и расстреляли в Гусинце (район Дорогобужа) на берегу Днепра за винным складом.

По некоторым свидетельствам, местные жители тело Савина захоронили на кладбище, приписанном к Одигитриевскому приходу.

 На фото: Предполагаемая могила Н.И. Савина.

Из публикаций и документов выясняются имена священников, осужденных вместе с Савиным. Это П.Е. Солнцев и И.П. Волков, которые были обвинены в контрреволюционной работе среди верующих, суждениях и проповедях о поражении Советского Союза в Отечественной войне. Петр Егорович Солнцев, 1866 г.р., священник из Сверколучья, впервые арестовывался и был осужден ещё в 1937 г. (в следующем, 1938 г., был расстрелян Солнцев Алексей Егорович, священник, предположительно его брат). По свидетельству одного из участников суда, на суде Савин указывал на несправедливости, творимые партизанами, в частности в отношении религии. Видимо, это могло в какой-то мере ожесточить судей. Сам партизанский суд едва ли можно считать объективным или легитимным, да и протоколы его, видимо, не сохранились. Примечательно, что партизанское руководство (командир и комиссар партизанского отряда) в докладной записке в политуправление Западного фронта в разделе «по истреблении вредителей Советской власти и изменников своей Родины» отчитываются только о деятельности и расстреле Волкова и Солнцева, имя Савина не упоминается.

Видимо, суд был «партизанским», позднее была организована работа в партизанском крае военного трибунала 1-го гвардейского кавалерийского корпуса. В подчинении корпуса находились партизанские части, на военных работала гражданская власть. В наше время уже реабилитировали 21 жителя Дорогобужского района, расстрелянного по приговору военного трибунала корпуса.

Политический режим, расправы которого Савину удалось избежать в 1930-е годы, настиг его в 1942 году. Прискорбно, что исполнителями воли режима выступили партизаны, бывшие окруженцы и военнопленные, которым он через приход оказывал помощь.

Ниже приводим характеристики, данные Савину его современниками, писателями.

И.С. Соколов-Микитов: …в уездном нетопленом музее, где по средам и воскресеньям даёт объяснения Николай Иванович Савин (Во всяком, и самом маленьком, городке непременно были подобные заступники и попечители местной старины.) («Курганы»).

М.М. Пришвин: Он едет спасти несколько книг и картин… и за это дело он готов зябнуть, голодать, и даже вовсе погибнуть; есть такой на Руси человек, влюблённый в ту сторону прошлого, где открыты ворота для будущего. («Мирская чаша»).

После знакомства с Савиным Пришвин записал в дневнике: патриот.

Таким предстаёт перед нами Николай Иванович Савин - Подвижник и Мученик.

В.А. Прохоров, зав. научно-экспозиционным отделом 

Литература:

Болдинский монастырь. Из архива архитектора-реставратора П.Д. Барановского / Сост. А.М. Пономарев. Т. 2. М., 2004. С. 106.

Иванов М.В. Смоленский край: история музейной деятельности на материалах частных собраний, выставок и музеев (конец 18-первая треть 20 вв.) Смоленск, 2005.

Иванов М.В. Савин Николай Иванович //Смоленская область: Энциклопедия. Т. 1. Смоленск, 2001. С. 221.

Иванов М.В. Памяти А.Ф. Палашенкова (листая следственное дело…)// Край Смоленский.2011. № 11. С. 38-44.

Иванов М.В. Судьба Николая Савина в отражении следственных дел (доклад на краеведческой конференции, 2014 г., г. Дорогобуж).

Жарова Т.Н., Иванов М.В., Степченков Л.Л. Созидатели культуры Смоленщины. Библиотечные и музейные деятели, книгоиздатели и коллекционеры конца XVIII-начала XX века. Библиографический справочник. Смоленск, 2012. С. 200-203.

Ильюхов А. «Военная команда охотников Востока». (Тяжёлые страницы войны)// Край Смоленский. 1997. № 5-6. С. 14-32.

Левитин М.Н. А Савин спасал книги и картины// Край Смоленский. 1991. № 4. С. 35—37.

Лявданский А.Н. Некоторые данные о городищах Смоленской губернии. // Научные известия Смоленского государственного университета. Смоленск, 1926. Т. 3. Вып. 3.

Лявданский А.Н. Некоторые данные о каменном веке и культуре бронзовой эпохи Смоленской губернии. // Научные известия Смоленского государственного университета. Смоленск, 1927. Т. 4. Вып. 3.

Модестов Ф.Э. Смоленский этнографический альбом. Вып. 1, 2. См., 2000, 2004.

Пришвин М.М. Мирская чаша. М., 1990.

Савiн Н. I. Раскопкi курганоў у Дарагабускiм i Ельнiнскiм паветах Смаленскай губ. // Працы Археолёгiчнай камicii Акадэмii навук БССР (Працы сэкцыi археолёгii) . Т. II. Менск, 1930. С. 219-252.

Савiн Н. I. Раскопкi курганоў пад Дарагабужам у 1929 г. //Працы... Т. II. Менск, 1930. С. 520-522.

Савин Н.И. Волнения крепостных в вотчинах Барышниковых Дорогобужского у., Смол. губ. Дорогобуж, 1926.

Соколов-Микитов И.С. Избранные произведения в двух томах. Т. 1. М., 1972. С. 332-338.

Формозов А.А. Русские археологи и политические репрессии 1920-х-1940-х годов // Российская археология. 1998. №3. С.191-206.


   БОРОДИН НИКОЛАЙ АНДРЕЕВИЧ - КРАЕВЕД И КРАЕЛЮБ

Николай Андреевич Бородин. Это имя прочно вошло в историю Дорогобужского района - в историю, которой он занимался всю жизнь. Николай Андреевич – один из известных наших земляков  историков-краеведов двадцатого столетия. Ещё и сегодня старшее поколение дорогобужан хорошо помнит Бородина - знатока истории родного края, газетчика, истинного интеллигента, порядочного человека.

ЛИНИЯ ЖИЗНИ

Почти вся жизнь Н.А. Бородина связана с Дорогобужем. Он родился здесь в 1915 году. Сведений о его родителях не сохранилось. Можно только предполагать, к какому сословию они принадлежали. Скорее всего, это были зажиточные городские мещане. Впрочем, Октябрьская революция стёрла сословные грани. И перед юным Николаем Бородиным, как перед всеми его сверстниками, были открыты пути к образованию. Испытывавший тягу к знаниям с юных лет, он и пошёл именно по этому пути. В 1933 году окончил Дорогобужский педагогический техникум. И тогда же восемнадцатилетний выпускник учебного заведения был назначен заведующим городским Домом работников просвещения.

Интерес к истории у него появился уже тогда. В этом признавался сам Николай Андреевич, когда впоследствии стал признанным краеведом.  К нему регулярно обращались за помощью и консультациями по истории родного края. Школьники, студенты послевоенных поколений, учителя. работники идеологического фронта, простые дорогобужане считали его своего рода краеведческой энциклопедией.  «Бородин в городе один» - эта фраза родилась в народе. Её произносили с уважением, подразумевая особенность, исключительность багажа исторических знаний Николая Андреевича.

Но это признание пришло с годами.  А в начале пути далеко не всё шло гладко.

В 1935 году Н.А. Бородин был принят научным сотрудником в Дорогобужский музей. Он получил возможность основательно заняться любимым делом – краеведением.

Чтобы понять дальнейший ход событий, необходимо рассказать о том, что в ту пору представляло собой музейное дело. Об этом довольно подробно и интересно повествует историк М.В. Иванов в рассказе «Кубист из Дорогобужа», опубликованном в научном сборнике Института Наследия за 2006 год.

Приводим небольшой отрывок из данного повествования: «… В 1931 г. Дорогобужский музей возглавил местный художник Александр Павлович Булычёв. Булычёв … в отличие от большинства выдвиженцев не был случайным человеком в музейно-краеведческой работе. Ещё в начале 1920-х гг. он значился сотрудником Дорогобуж­ского музея и участвовал, в частности, в составлении каталога отдела церковной старины.

… С 18 июля по 10 августа 1937 г. Дорогобужский музей подвергся проверке комиссией президиума рай­исполкома, которая выявила в его работе длинную вереницу наруше­ний.

 …Нешуточные претензии комиссия предъявила и 22-летнему науч­ному сотруднику Николаю Андреевичу Бородину, обвинив его в на­мерении привить посетителям музея «чуждые советскому человеку взгляды». Бородин во время проводившейся в присутствии проверя­ющих экскурсии простодушно сообщил экскурсантам (учителям и красноармейцам), что «помещики Барышниковы и Тенишева — за­мечательные люди», покровительствовавшие искусству, помогавшие бедным крестьянам и пользовавшиеся их ответной любовью. Крамолу со стороны Бородина комиссия усмотрела и в том, что он, характе­ризуя Дорогобужскую экспозицию, прямо заявил, будто «наше со­ветское искусство очень бедно, и смотреть здесь нечего».

В акте проверки было отмечено, что в музее нет материалов «о революционной борьбе и социалистическом строительстве под руководством партии трудящихся Дорогобужского района». Из других нарушений отмечалось отсутствие связи музея «с колхоза­ми и учреждениями района», а также то, что в плане музейной работы на 1936 г. нет упоминания о стахановском движении. Рико­шетом досталось и городскому совету Дорогобужа, проявившему, по мнению проверяющих, «наплевательское отношение» к музею, а также директору областного музея Е.А. Поправко, не интересовавше­муся работой Дорогобужского музея и не дававшему его персоналу  никаких указаний.

В итоге комиссия сочла, что Булычёв и Бородин «не обеспечивают большевистской работы музея», и рекомендовала «снять их с работы», а «материалы о недостающих музейных вещах, а также и <...> о вещах, имеющихся в наличии, но нигде не заприходованных, передать следственным органам для привлечения ви­новных к ответственности».

Как видим, музей в тридцатые годы не был тихой гаванью, где можно было бы спокойно погружаться в глубину веков. История, как выяснилось, тоже подвергалась идеологической обработке, требовала правильной трактовки, а непонимание этого могло послужить поводом для увольнения и даже более жёстких наказаний.

К счастью, этих самых «более жёстких» мер Н.А. Бородину удалось избежать. Но о периоде его жизни до 1941 года точной информации нет. По одним данным (некролог в газете «Ленинская правда, май 1988г.), Бородин работал в музее до начала войны.  Может быть, после «грозы» 1938 года его снова приняли туда? А возможно, он уезжал из города. Ведь, по другим сведениям, полученным в райвоенкомате, Н.А. Бородин 21 ноября 1941 года был призван Алексеевским РВК нынешней Волгоградской области в запасной стрелковый полк. Служил в звании сержанта писарем. В боевых действиях не участвовал. Был демобилизован 25 октября 1945 года.

Вся дальнейшая жизнь Николая Андреевича связана с Дорогобужем. В послевоенные годы он работал в местной газете, которая в ту пору называлась «Коллективный путь». Сначала Н.А. Бородин занимал должность ответственного секретаря редакции, затем стал редактором газеты. Тому способствовали не только образованность и жизненный опыт, но и статус коммуниста. Ведь пост редактора районной газеты в то время мог занимать только член КПСС. А Николай Андреевич вступил в ряды коммунистической партии ещё во время службы, в 1944 году.

Позже членство в КПСС определило очередное назначение: в 1961 году Бородина переводят на работу в Дорогобужский райком партии на должность заместителя заведующего отделом пропаганды и агитации. А в 1971 году он возглавил районный отдел культуры, где работал до достижения пенсионного возраста.

Но на этом трудовая биография Н.А. Бородина не закончилась. В 1975 году он вновь оказался в районной газете, сменившей к этому времени своё название.  В «Ленинской правде» с радостью приняли нового сотрудника. Знающий район, имеющий опыт газетчика, владеющий словом, Николай Андреевич, кроме того, был человеком доброжелательным, отзывчивым, корректным. Он быстро заслужил уважение коллег и признательность читателей. Больше 10 лет Н.А. Бородин работал в «Ленинской правде». Но на закате карьеры журналиста успел породниться ещё с одной газетой – «Дорогобужский химик». Эта заводская многотиражка стала последним местом работы Н.А. Бородина.

Жил Н.А. Бородин с женой Прасковьей Ивановной в скромной квартире далеко не престижного дома в Перекопском переулке. Оттуда его и проводили в последний путь родные, друзья, коллеги. Это было в мае 1988 года.

 На фото: Н.А. Бородин с женой.

РАБОТА В ГАЗЕТЕ

Сейчас мы вряд ли достоверно узнаем о том, какие пути привели Н.А. Бородина в районную газету. В дорогобужской районке он оказался сразу после демобилизации. Скорее всего, по направлению райкома партии.

Понятно, что кадровый голод испытывали все предприятия и учреждения. Редакция газеты – не исключение. В глубинку, по которой прошла война, вряд ли направили бы профессиональных журналистов. Нужно было искать подходящие кадры на месте. Николай Андреевич подходил, как говорится, по всем статьям. Кроме образования - природная грамотность, чувство слова, знание района и, что очень важно, партийность. А специфику газетной работы, предполагалось, он освоит в процессе. Так, судя по всему, и произошло. Бородин работал в «Коллективке» (так дорогобужане называли свою районку) до 1961 года. Сначала был ответственным секретарём, затем редактором газеты.

Газетных публикаций того периода за подписью Н.А Бородина найти не удалось. В музее нет подшивок «Коллективного пути» первых послевоенных лет. Так что судить об остроте пера газетчиков той поры мы не можем. Нет у нас также ни одного экземпляра газеты, подписанной редактором Бородиным. Мы не знаем точно, в какие именно годы он занимал пост редактора. Но о его втором «заходе» в редакцию «Ленинской правды» (это название районная газета получила в 1965 году) сохранившиеся подшивки рассказывают очень красноречиво.

Статьи, очерки, корреспонденции за подписью Бородина стали регулярно появляться в районной газете с апреля 1975 года. Тогда Николая Андреевича приняли в редакцию заведующим отделом писем.

В ту пору редакционная почта была богатой. Читатели писали в газету благодарности и жалобы, стихи и смешные истории, рассказывали о каких-то событиях, просили помощи, задавали вопросы. Иногда письмо звало в дорогу, порой печаталось без единой поправки, иногда отправлялось «в дело». А затем каждый месяц публиковались обзоры писем. Готовил их Н.А. Бородин.

Но только сидеть за редакционным столом и перебирать письма – это слишком большая роскошь для районного журналиста. Каждый пишущий сотрудник регулярно выезжал (а порой и ходил пешком) в командировки. Их география – весь район: совхозы и колхозы, предприятия, школы, учреждения культуры и т.д. Поэтому районных газетчиков знали повсеместно. И публикации практически каждого узнавали по манере, по стилю письма. Бородин тоже был узнаваем и уважаем читателями – за объективность, принципиальность, за отсутствие злопыхательства и корректность, проявлявшиеся и в критических материалах.

Да, Николай Андреевич Бородин не уходил от острых тем. Он одинаково профессионально выполнял любое редакционное задание. Ему часто поручали материалы о стенной печати, которую считали важным средством идеологической работы, очерки о людях труда, репортажи с места событий, материалы о ходе социалистического соревнования и т.д. (Ниже мы приведём несколько примеров публикаций Н.А. Бородина).

В «Ленинской правде» коллеги любили и уважали Николая Андреевича. Здесь за ним прочно закрепилось звание корифея журналистики. Он всегда опекал и поддерживал начинающих газетчиков. К нему легко было обратиться с любым вопросом – профессиональным, житейским, даже глупым. Неподдельное внимание было гарантировано, как и отнюдь не дежурный ответ или совет.

После «Ленинской правды» Н. А. Бородин поработал в «Дорогобужском химике», где его, безусловно, тоже вспоминали добрым словом.

КРАЕВЕД

Педагог, партийный работник, журналист – всё это Н.А. Бородин. Однако главным делом его жизни было краеведение. Им он занимался с ранних лет на протяжении всей жизни вне зависимости от места работы.

Уже было сказано, что в 1935 году Бородина приняли научным сотрудником в дорогобужский музей. И хотя карьера музейного работника не задалась, интерес к истории родного края у Бородина не пропал. «Краевед со школьной скамьи», как назвал его историк М. Иванов (статья «Кубист из Дорогобужа), Николай Андреевич постоянно изучал родную историю. Более того, занимался просветительской деятельностью, проводя экскурсии, предоставляя материалы по краеведению идеологическим работникам, давая в районной газете публикации о различных периодах истории дорогобужского края.

Столь увлечённого знающего краеведа не могли не заметить. К нему в частном порядке обращались за консультациями те, кому не хватало информации учебников и других источников. Он с удовольствием встречался со школьниками, рассказывал о Дорогобуже гостям города, общался с такими же увлечёнными любителями местной истории. Поэтому вполне понятно, что именно Н.А. Бородина избрали председателем районной организации Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. Оно было создано в РСФСР в 1965 году. Вскоре повсеместно, в областях и районах, появились отделения ВООПИиК. Они действовали на общественных началах, поэтому работали там преимущественно энтузиасты, не претендующие на оплату труда, совмещая общественную работу со своей основной. У нас, как уже было сказано, бессменным председателем районного отделения являлся Николай Андреевич Бородин.

Семидесятые-восьмидесятые годы прошлого столетия считаются периодом расцвета и большой активности ВООПИиК. Государство поддерживало общество финансированием, выделялись средства на реставрацию, восстановление, содержание объектов культурного наследия. В общество входили известные учёные, деятели литературы и искусства. Они, можно сказать, определяли направления работы ВООПИиК. Партия и правительство их поддерживали.

На районном уровне от местных организаций тоже требовались активность и инициатива. Но говорить о реализации глобальных проектов по сохранению памятников истории и культуры не приходится. Вряд ли мощное финансирование доходило до глубинки. Однако посильная работа здесь велась. И важной её частью была воспитательная и пропагандистская деятельность, работа по сохранению предметов старины, свидетельств различных периодов истории Дорогобужского района.

Так, в 1975 году стал актуальным вопрос о создании районного краеведческого музея. Дело в том, что музей, который имелся в Дорогобуже до войны, в послевоенные годы не был восстановлен. Значительная часть экспонатов пропала. Возникла необходимость собирать свидетельства истории заново, отыскать то, что ещё сохранилось из фондов довоенного музея. В нашем музее есть интересный документ – решение исполкома Дорогобужского районного Совета народных депутатов от 10 августа 1975 года «О создании краеведческого музея на общественных началах». На тонкой пожелтевшей бумаге – несколько официальных фраз:

«1. Создать при Дорогобужском отделе культуры краеведческий музей на общественных началах.

2. Для музея выделить помещение.

3. Совет музея утвердить в составе:

Бородин Н.А.                       Петров С.Ф.

Злакоманов А.Е.                  Казазаев В.Ф.

Горбатенков Н.Е.               Петров А.Я.

Ашметкова А.Е.                  Каретникова Л.Д.

Егоров А.В.                          Ермакова А.Ф.»

Неслучайно, наверное, первый в этом списке – Николай Андреевич Бородин, который в то время уже работал в редакции газеты «Ленинская правда». Кроме того, он оставался председателем районного отделения ВООПИиК.

Кстати, статьи на историко-краеведческие темы Н.А. Бородин писал регулярно, и не являясь сотрудником газеты. В музее есть свидетельства тому.

Вот здесь необходимо сделать отступление и вспомнить добрым словом замечательного человека, которому мы должны быть благодарны за многое, чем располагает сегодня Дорогобужский краеведческий музей (а может, и тем, что он есть). Речь об Анне Ивановне Ашметковой, директоре музея 1980-1998г.г. Бессребреница, энтузиастка, добрейший и неутомимый человек, она, казалось, чувствовала ответственность перед всеми прошлыми и грядущими поколениями и старалась сделать всё возможное для того, чтобы связующая нить между ними не прерывалась. Анна Ивановна бережно хранила всевозможные документы, фотографии, представляющие, на её взгляд, историческую ценность, письма, вырезки из газет. В одном из оформленных ею альбомов сохранились и вырезки статей Бородина.

Интересен документальный очерк, посвящённый 25-летию освобождения Дорогобужа партизанами «Не померкнет никогда боевая слава». Яркая страница нашей истории описана довольно подробно. Очерк публиковался с продолжением в нескольких номерах «Ленинской правды». Примечательно, что он был адресован не только рядовым читателям. В предисловии отмечалось: «в помощь лекторам, докладчикам и агитаторам».

Для идеологических работников, лекторов общества «Знание» Н.А. Бородин регулярно готовил материалы. Анна Ивановна Ашметкова сохранила часть из них:

«Дорогобужская парторганизация в годы реконструкции народного хозяйства и построения социализма в СССР (1925-1940г.г.)»

«Дорогобужская парторганизация в годы Великой Отечественной войны»

«Из истории Дорогобужской районной комсомольской организации 1919-1930г.г.»

Если говорить о публикациях в газете, то в разное время Н.А. Бородин вёл рубрики «Их имена в названьях улиц», «Дорогобужане – Герои Советского Союза». Всем важным историческим датам также посвящались отдельные публикации.

Николай Андреевич является автором текста для буклета о Дорогобуже, выпущенного под эгидой ВООПИиК в 1980 году. Этот буклет наверняка сохранился не только в музее. У нас же, кроме него, имеется рукопись Бородина «Города Смоленщины. Дорогобуж».

Ещё один документ, свидетельствующий о работе Бородина в обществе охраны памятников, - папка с материалами районной научно-практической конференции «Знай и люби свой край». Она проходила в Дорогобуже 25 декабря 1982 года.

Программа конференции даёт понять, сколь представительным и серьёзным было то мероприятие. Ведь в числе участников, докладчиков профессора, доктора исторических наук, партийные работники, лекторы. И в этой почтенной когорте председатель районного отделения ВООПИиК Н.А. Бородин, выступивший с докладом «Памятники истории и культуры Дорогобужского района».

Обзором музейных материалов, связанных с именем Бородина, завершается повествование о нём. Оно не претендует на научность и полноту изложения. Ведь сведений о нём не так уж много. Никому неизвестно имя биографа, который составил бы подробное жизнеописание нашего замечательного земляка. Да и не было такого биографа. Николай Андреевич жил тихо и скромно. Работал (чаще всего там, куда направляла партия) и при этом занимался любимым делом - изучал родной край, родной город Дорогобуж, который очень любил и о котором писал с максимально доступной достоверностью и неизменной теплотой.

  Т.Е. Белковская, специалист по экспозиционной и выставочной деятельности

Назад

МБУК «Дорогобужский музей»

Тел.: +7 (48144) 4-11-91
E-mail: dormuseum@mail.ru


Анонсы мероприятий и выставок

 
 
 

 

© Муниципальное бюджетное учреждение культуры «Дорогобужский историко-краеведческий музей», 2020

 

Web-canape — создание сайтов и продвижение

Яндекс.Метрика

Главная | Карта сайта | Интернет-приемная

Адрес: 215710, Смоленская область,
г. Дорогобуж, ул. Пушкина, д.9
Телефон: (48144) 4-11-91
dormuseum@mail.ru